Второй мальчик с колоннады на Грушевского. Михаил Нискогуз. Именно над ним 20 января 2014-го склонились несколько сотрудников “Беркута” и со всей дури, наотмашь, лупили дубинками. Активисты под колоннадой орали, бросали все, что попадалось под руку, слепили зеленым лазерным лучом беркутовцев, чтобы отогнать их от Михаила. Не помогло. Его, обездвиженного, сначала скинули через люк в хозпомещение внутри колоннады, после сбросили с карниза на землю. Спустя четыре года Михаил дал показания в суде. В его эпизоде есть два важных момента:

ПЕРВЫЙ МОМЕНТ. 17 лет. На момент избиения Михаилу было 17 лет. Несовершеннолетний. Еще не было первых убитых на Майдане, противостояния на Грушевского только начинались, во всю мощь работал силовой аппарат. Лишь потому, что Михаил был несовершеннолетним, включился и бюрократический аппарат. Формально, но включился.

Через пару дней после избиения Михаила две тети–следователя из Соломенского райуправления милиции приехали в лагерь силовиков в правительственном квартале, чтобы взять показания у сотрудников “Беркута”, избивших несовершеннолетнего. Более того, командир харьковского подразделения “Беркута” сам привел в бусик к тетям-следователям своих подчиненных. Те дали показания. Формально. Тети-следователи записали. Формально.

Именно эти документы стали одним из важных доказательств против трех экс-беркутовцев, подозреваемых в избиениях и пытках Михаила Нискогуза и Владислава Цилицкого (еще одного потерпевшего, подробнее о его показаниях тут ). Именно против показаний этих теть-следователей активно протестовал адвокат беркутовцев Рыбин. Именно на подзащитного Рыбина (экс-беркутовца Хандрыкина) указали следовательницы непосредственно во время показаний в суде.

ВТОРОЙ МОМЕНТ. Нож. Во время избиения Михаилу воткнули нож. Как и Влада, 17-летнего Михаила избили сначала внутри колоннады, после – снаружи. Точно также по дороге в автозак провели через коридор силовиков, каждый из которых наносил удары. Влад потерял сознание и, в каком-то смысле, это его спасло. Спасло от того, что случилось дальше с Михаилом. А Михаила раздели догола, избили, облили перцовым газом и… воткнули нож в бедро. “Это тебе за наших, которые сейчас в больнице”, – крикнул кто-то из беркутовцев. Дальше была классика жанра: силовики не только “забыли” вернуть Михаилу кошелек, телефон, деньги, но и одежду. Уже перед автозаком кинули чужую, грязную и пропахшую бензином, одежду на несколько размеров больше.

***
Из показаний Михаила Нискогуза в суде:

– На колоннаде снимал на телефон все происходившее. Ни брусчатки, ни коктейлей Молотова, ни других запрещенных предметов в руках не было. Появились 3-4 сотрудника “Беркута”, сразу повалили, начали бить дубинками и ногами по голове, спине, руке. Сколько точно ударов было? Не могу сказать, много, десятки;

– Потянули по крыше, скинули в небольшой люк вниз, в помещение, из него – на карниз и выбросили на землю головой вниз. Уже на земле начали бить и раздевать;

– Раздели, стоял голый [на улице минус 10], рядом на земле без сознания лежал Влад. Почему догола раздели? Не знаю. Я еще понимаю, раздеть, осмотреть, нет ли запрещенных предметов, и дать одеться. А так… как скоту кинули грязную одежду на 10 размеров больше, без белья, без носков и обуви;

– Забросили руки за спину аж до шеи. Потом вели вверх по парку до автозака через коридор силовиков. Удар щитом в голову. Особенно запомнился удар дубинкой по локтю. Локоть на части треснул;

– В автозаке держали несколько часов, было дико холодно. Когда Влад потерял сознание прямо в автозаке, другие потерпевшие кричали “вызовите скорую!”. Никто не вызывал очень долго, пока “Беркут” не испугался, что Влад может умереть;

– В киевской больнице осмотрели, зафиксировали колотую рану, сотрясение мозга, ушибы, сломанную руку. Перелом был сложный, локоть пришлось собирать уже во Львове, куда Михаила отпустили под домашний арест, обвинив по ст. 294, ч.1 – организация массовых беспорядков [срок от 5 до 8 лет, привет Оболонскому суду Киева, который не только автомайдановцев пачками упаковывал, но, судя по всему, и к избитым на колоннаде приложился];

***
Михаил Нискогуз в 2014-м окончил колледж, поступил университет, прошел АТО, осенью 2015-го от своего родного Червонограда избран депутатом Львовской облрады

НА ФОТО:

1 – 20 января 2014 г., Киев, колоннада стадиона им. Лобановского. Сотрудники “Беркута” тащат избитого Михаила Нискогуза;

2 – Михаил после избиения и госпитализации;

3 – Январь 2018-го. Обвиняемый экс-беркутовец и действующий сотрудник Харьковского управления Нацполиции Андрей Хандрыкин во время заседания в Днепровской районном суде Киева (еще двое обвиняемых – Владислав Мастега и Артем Войлоков – в апреле 2017-го сбежали из-под домашнего ареста в Россию);

4 – Михаил Нискогуз во время дачи показаний в суде.

источник